Авторизация

Фредерик Бастиа   Fraderik Bastia

Фредерик Бастиа / Fraderik  Bastia

Карьера: Экономист

Дата рождения: -

Место рождения: Франция

В 1834 г. Бастиа назначается генеральным советником департамента Ланды. Тогда же он пишет первую работу по внешней торговле – министр торговли Дюшатель призвал французов высказаться по вопросу о торговой политике. Протекционизм Наполеона в годы Реставрации был смягчен, но не изменен – Июльская монархия посчитала внешнюю торговлю удобным политическим вопросом для отмежевания от наследия прошлого. В «Размышлениях о ходатайствах Бордо, Гавра и Лиона относительно таможен» (апрель 1834 г.) высказаны им в первый раз главные основания его теории о ценности, развитые затем в «Экономических гармониях».




Фредерик Бастиа Биография

Бастиа писал непродолжительно, а написал хоть отбавляй. Собрание его сочинений, изданное в Париже в 1863-1864 гг., состо ит из семи томов. Одно из следствий тако го способа производства текстов – отмеча емая и сторонниками и критиками их неров ность. Но есть, и все-таки же, ещё предп оложенье. За очевидной неровностью текст ов прячется больше странное качество тво рческого наследия Бастиа. В разные перио ды времени разные фрагменты этого наслед ия начинали внезапно пользоваться бешены м спросом, а другие уходили в тень. Хват ило на полстолетия, вслед за тем, казало сь, время его прошло. И нежданно начался возврат сочувственного внимания и к его работам, и к нему самому. Каждый следую щий юбилей перед двухсотлетием (180, 185 , 190, 195-летия пришлись, сообразно на 1981, 1986, 1991, 1996 гг.) прибавлял чи тателей и укреплял ряды знатоков. Вслед за расширением публичности с неохотой, н о шло и академическое сообщество. В этом , юбилейном, круглом году произошел подл инный взрыв публикаций, конференций, пре зентаций, не говоря уже о речах и фуршет ах. Когда со страниц международной делов ой прессы (занятие было, ясно, до 11 сен тября) президенту Бушу пеняли на уязвиму ю, отнюдь не выигрышную в политическом п лане, не соответствующую его неспешно ук реплявшемуся имиджу кампанию по защите о дной западно-виргинской металлургической ФПГ от иностранной конкуренции, именем Бастиа уже только ленивый деловой публиц ист не козырял. Так и существование его – то одной гранью сверкнет, то прочий. Т о языки и путешествия. То судейская прак тика, снискавшая ему стойкую репутацию н астоящего (т.е. систематично подтверждае мого в рамках открытой и наглядной проце дуры) авторитета посреди обитателей окру ги. То едкая и точная публицистика. То п арламентская занятие (он был депутатом З аконодательного, а далее и Национального собрания, заместителем комитета по фина нсам, исполняя обязанности председателя во время частых отлучек последнего, несм отря на туберкулез, не оставлял этой дея тельности, проявляя совсем непостижимое в нашей жизни свойство – почтение к свои м избирателям). Его бытие может служить отличной иллюстрацией тезиса Мизеса о не выводимости духовного из материального. Этот воззрение близок к христианскому, н о он менее эмоционален. Для ученого, есл и он всамделишный ученый, существует кла сс вопросов, на которые он отвечает: «Я не знаю». Религиозный мужчина отвечает « Бог», фаталист говорит «судьба», бывшие советские обществоведы и ядерные физики начинают изредка прибегать к астрологии (говорят «Луна» или там «Близнецы»), шар латаны (и невежды) говорят «гены» или «в ероятность». Мизесов реакция – что ни на есть тяжелый и что ни на есть простой: «Я не знаю». Поэтому и не выводится ника кой морали из биографии. Бастиа был неуд ачлив в хозяйственных делах, причем выяс нял он это не путем умозаключений, а на практике. А Жан-Батист Сэй, его предшест венник и кумир, оказался гением предприн имательства, обыгравшим систему, т.е. чи сто добившимся успеха в наполеоновской э кономике, с которой по уровню спиногнути я перед мундиром явной и фраком тайной п олиции, сервилизма, лицемерия и какой-то беспросветной непорядочности неужели то лько нынешняя российская поспорить может . И были они, удачливый Сэй и неудачливы й Бастиа, единомышленниками. Дюнуайе, ко торого Бастиа считал учителем, ответил н а коммунистические икарийские пошлости К абе семисотстраничным (!) научным тракта том, стремительно и тихо утонувшим в пуч ине забвения, а полемическими приемами, примерами и связками из популярных очерк ов Бастиа набиты все вводные текстбуки п о экономике. И они были единомышленникам и. Разные совсем люди. Бастиа, получив н аследство, шарахается от фермерства к уч реждению общественных организаций, фонта нирует и искрит в «Софизмах», бьется сов местно с Кобденом супротив протекционист ов, вскрывает интеллектуальную несостоят ельность популярной в массах идеи Прудон а о даровом кредите. Уроженец (и патриот ) Юга Франции, он любит Англию и англича н, ездит туда и привозит во Францию идеи Лиги за отмену Хлебных законов, работае т в Париже, состоит в переписке со всей Европой, отдавать богу душу едет в Итали ю (лечиться, конечно, но знает, что обре чен и в Пизе индифферентно читает личный некролог, по спешке опубликованный в га зетах. А Густаво Молинари, прожив без ма лого сто лет, всю бытие сиднем просидев в Париже (за исключением краткой эмиграц ии в родную Бельгию) на сектретарских по сути дела функциях (истина, влиятельных , но посреди кого – посреди ученых, ввод ит в науку, в частности, Парето) пальнул единожды, но наповал - разработал конце пцию частной оборонно-охранной деятельно сти как альтернативы разложившейся госуд арственной монополии с принудительным (д а что там, насильственным) сбором (т.е. грабежом) денег за непоставляемые услуги . А Мишель Шевалье вообще начинал как по клонник Сен-Симона, был государственный джентльмен, поставленный Наполеоном III на экономику, привел страну к спасительн ому Торговому договору с Англией 1860-го года, тот, что известен под именем дого вора Шевалье-Кобдена. О Кобдене речь спе реди, в то время как заметим, что он был и совсем британец. И они – единомышленн ики. И так (плюс, конечно, и Дюпон де Не мур, и де Трэси, и праотец Тюрго) формир овалась и жила живая, очаровательная, бо льше смелая и точная, чем английская, се йчас замалчиваемая в близкий стране, фра нцузская учебное заведение экономической мысли, французская культура свободы. Не существует обусловленности духовного ми ра миром материальным. Обратная обусловл енность есть. Но глубина влияний в этом месте намного превосходит возможности не вооруженного глаза. Конечно не (точнее, окончательно не только) чикагская учебно е заведение ответственна за успехи перес тройки в Чили. Не меньший вклад привнесл и поколения студентов Католического унив ерситета в Сантъяго, выученные экономиче ской теории (и выучившие вслед за тем св оих учеников) Курсель-Сенеллем, приглаше нным из авангардный в идейном отношении Франции. «Что же недостает человеку, что бы быть причисленну к богатствам? Недост ает присвоенности. Там, где она существу ет, как в государствах, допускающих нево льничество, дядя причисляется к богатств ам наравне с вещами и домашним скотом» п ишет тот самый последователь Бастиа и Ше валье в изданной в Сантъяго в 1857 году книге (переведена на российский и издана в Петербурге в 1861-м). Ни классового п роисхождения, ни этнического самоопредел ения, ни клеток мутной юнговской классиф икации - ничего общего. Но - единомышлен ники. Вот и выводи тут мораль из биограф ии. Не выводится. Поэтому бегло перечисл им основные вехи жизненного пути, да и п ерейдем к чтению того, что составляет су щность жизни и творчества Фредерика Баст иа – его взглядов, выраженных им самим. Фредерик Клод Бастиа родился в 1801 г. в портовом городе Байон, на берегу Бискай ского залива, семье коммерсанта, имевшег о торговые дела в Испании. Осиротев в 9 лет, он остался на попечении дяди и его семьи. Еще в школе проявился его писател ьский дар, отмеченный наградами доминика нского учебного заведения, которое он ок ончил в 1819 году. Он продолжил образова ние, когда дядя взял его в свою контору. Помимо начал бухгалтерского и коммерчес кого учета, он изучает языки (Бастиа зна л британский, испанский, итальянский, из учал язык басков). Он любит обучаться и изучает, казалось, что попало: алгебру, ботанику, географию… Среди тем и наук ма ло-помалу выявляется победители. Это фил ософия, богословие, история, география. В 1823 г. ему попадается именитый «Тракт ат» Жана-Батиста Сэя. Бастиа не на шутку увлекается новой наукой. В 1825 г. умир ает дедушка, оставляя внуку поместье в М югроне. Это – тот же Бискайский залив, ю го-западный уголок Франции, но из Байона разрешено и нужно отбывать. Бастиа прощ ается с дядей и с – точностью до родстве нников - по-онегински едет принимать хоз яйство. В Мюгроне обнаруживается, что хо зяйственные заботы оставляют время на чи тка. Смит, Сэй, Бенджамен Франклин, Дест ют де Траси – богословие отставлено, Бас тиа погружается в экономическую теорию. Дела на ферме идут ни шатко ни валко. Ре волюция 1830 года. Бастиа пишет воззвани е «к избирателям департамента Ландов». О бразованность в цене, и его избирают в м ировые судьи Мюгронского округа. За 5 ле т, проведенных им в этой должности, он з авоёвывает репутацию мудрого и справедли вого судьи. Современник, бывший свидетел ем этого этапа его жизни, вспоминает, чт о при слушании сторон Бастиа строгал дер евяшку, не глядя на тяжущихся, не прерыв ая их, покуда они не исчерпают своих дов одов и не замолчат в ожидании. После нед олгого раздумья он поднимал голову и про износил родное заключение, неизменно кра ткое. Оказывалось, что без ссылок и боле е того упоминаний статей кодексов и декр етов, он неизменно выносил верный вердик т. Верный в том смысле, что никто и не с прашивал, на каком он вынесен основании. Люди находили его решения основанными н а здравом смысле и справедливыми. В 1834 г. Бастиа назначается генеральным совет ником департамента Ланды. Тогда же он пи шет первую работу по внешней торговле – министр торговли Дюшатель призвал францу зов высказаться по вопросу о торговой по литике. Протекционизм Наполеона в годы Р еставрации был смягчен, но не изменен – Июльская монархия посчитала внешнюю торг овлю удобным политическим вопросом для о тмежевания от наследия прошлого. В «Разм ышлениях о ходатайствах Бордо, Гавра и Л иона сравнительно таможен» (апрель 1834 г.) высказаны им в начальный раз главные основания его теории о ценности, развит ые потом в «Экономических гармониях». Мы подступаем к самому важному в жизни Фре дерика Бастиа. Начальный импульс случаен , важна подготовленность и подготовленно сть. В 1844 году имеет местоположение не кая ссора с противниками всего английско го. Бастиа подписывается на The Globe an d Traveler. Во Франции более того не под озревали о существовании английской Лиги за отмену Хлебных законов. Бастиа откры вает союзников, причем союзников, рискну вших сходить на освященный веками, но ра зоблаченный на идейном уровне протекцион изм. Через немного недель позже попадани я английского The Globe and Traveler в Л анды редакция «Журнала Экономистов», вых одившего в Париже, получила из периферии манускрипт под заглавием «О влиянии фра нцузского и английского тарифов на предс тоящее обоих народов». Началась новая эр а в жизни автора. Последовал тяжко объяс нимый разворот в его судьбе. Приближалас ь Революция 1848 г. До отмены Хлебных за конов английским парламентом оставалось два года. До конца отпущенного Бастиа ср ока жизни – шесть лет. ...

Новости

Нет новостей. Вы можете добавлять новости, используя соответствуюшую ссылку.
загрузка...

Комментарии:

В этом разделе пока нет сообщений. Ваш комментарий будет первым.
  • текст
  • список
  • фото
  • ссылка


Фотографии

Нет фотографий

рейтинг Экономисты

Персона в Сети

Нет ссылок

Случайное фото

Татьяна Владимировна Салькова
Татьяна Владимировна Салькова фото

загрузка...