Авторизация

Артем Боровик   Artem Borovik

Артем Боровик / Artem Borovik

Карьера: Корреспондент

Дата рождения: 13 сентября 1960, знак зодиака дева

Место рождения: Москва, Россия. Российская Федерация

Артем Боровик -  российский журналист. Родился 13 сентября 1960 года. Артем Боровик в качестве президента возглавлял издательский холдинг «Совершенно секретно». Работал журналистом в различных советских изданиях, в том числе журнале «Огонёк», по заданию которого несколько раз ездил в Афганистан. Автор книги «Спрятанная война», посвящённой войне в Афганистане. Артём Боровик погиб в результате авиационной катастрофы самолёта Як-40, совершавшего рейс Москва - Киев.




Артем Боровик Биография

Фото: www.fondartem.ru/i.php?content В п исьмах, которые идут к нам со всех концо в света, нас нередко спрашивают - как на м удалось воспитать такого замечательног о сына. Мы не знаем точного ответа. Прос то мы старались передать Артему и нашей дочери Марина влюбленность и почтение к тому, что мы сами ценили и любили в жизн и: родные, друзья, служба, книги, отчизн а. Для этого бесполезны нотации. Для это го необходимо новости себя с детьми откр ыто, открыто и уважительно. Артем родилс я 13 сентября 1960 года. С тех пор мы ст али считывать, и постоянно будем полагат ь, цифра "13" самым счастливым. Так же, как и цифра "20", когда родилась наша до чка Марина. В 1966 году мы всей семьей п оехали в Нью-Йорк - я стал действовать т ам собственным корреспондентом Агентства печати "Новости". Однажды в первые меся цы нашего пребывания в разноязыком Нью-Й орке, Артем спросил: - Пап, а сколь всег о людей на земле? Я назвал ему цифра - т огда, кажется, это было три с половиной миллиарда. Тема поднял на меня глаза и с просил весьма серьезно: - Считая и меня? Ему хотелось удостовериться, что он - п олноправная частица человечества. Артем изумительно верно запомнил и бережно про нес сквозь всю бытие чувство атмосферы, царившей в Америке в 60-е годы. Эта атмо сфера определялась ненавистной, кажется, всем тогда войной во Вьетнаме, мощнейши м антивоенным движением в стране и борьб ой чернокожего населения Америки за свои гражданские права. Шесть лет, проведенн ые в Америке воспитали в Артеме почтение к другим народам, другим странам, к люд ям разного цвета кожи, разных национальн остей. Такого же уважения он ожидал и к себе. И, уместно сказать говоря, - к сво ей стране. Нам с женой повезло в жизни с друзьями. Артем сообща с Маришей видели в нашем доме (и в Москве, и в Нью-Йорке ) легендарных людей, общались с ними. Ро ман Кармен, Константин Симонов, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Виктор Р озов, Юлиан Семенов, Аркадий Сахнин, Гар рисон Солсбери, Норман Мейлер, Габриэль Гарсиа Маркес, Уолтер Кронкайт, Артур Ми ллер, Мэри Хемингуэй (вдова "Папы") и мн огие другие. И большинство из них имело прямое касательство к миру литературы, ж урналистики, кино, театра, телевидения. И Артему к четырнадцати - пятнадцати год ам, мне кажется, стало ясно, что вся уди вительная бытие этих людей, их известнос ть, их слава, влюбленность к ним читател ей, зрителей - десятков или сотен миллио нов людей - завоеваны не только талантом , не только такими прекрасными человечес кими качествами, как честность, верность в дружбе, отвага (без малого все они пр ошли войну), но ещё и огромным трудолюби ем... После окончания школы в Москве Арт ем поступил в МГИМО. Учился ладно. На ст уденческую практику его послали в советс кое посольство в Перу. Там он также заре комендовал себя с наилучшей стороны. Поэ тому его распределили на работу "по перв ому разряду" - в МИД (в МГИМО была своя "иерархия" распределений, на первом мест е, конечно, считалась служба в МИДе). Дл я Артема более того сделали исключение: потому что он учился на факультете журна листики. Но Артем не принял лестного пре дложения. Пришел в деканат, поблагодарил и отказался: "Я завсегда мечтал быть жу рналистом". И пошел литсотрудником в меж дународный отдел "Советской России". Ее главным редактором был тогда Михаил Федо рович Ненашев, тот, что делал хорошую га зету. Попасть в нее было непросто. Тем б ольше - сыну известного журналиста. В га зетах с полным основанием остерегались х ватать на работу "сынков" и "дочек". Это на чиновной работе младой мужчина мог п ротирать брюки, за него работает имя и п оложение отца. А в журналистике тунеядце м быть нелегко. Каждый на виду. И всякий только сам может сообщить о себе, аргум ентировать - чего он стоит. Иногда Артем в шутку жаловался мне: - Не повезло мне с тобой, батяня. Что бы я ни делал, все одинаково все вокруг говорят: "Ну конеч но, сынуля самого Боровика, ему папа пом огает!" Мы с женой знали, как невпроворо т талантливых детей известных родителей (в особенности в писательских и журналис тских семьях) всю свою бытие не могли пе реступить границы того пространства, на котором полагается яблоку валиться недал ече от яблони. И понимали, как существен но было сыну вылезти с "территории" отца . Поэтому в тон ему я отвечал также шутк ой: - Не беспокойся, сильно быстро наста нет время, когда про меня будут говорить : "Смотрите, вон идет папа самого Борови ка!" Он смеялся. И я смеялся. Но достато чно быстро, к моей огромной радости, я н ачал смыслить, что доля правды, которая имеется в каждой шутке, в моей шутке быс тро крупнела. Артему нужно было совершит ь весьма хоть отбавляй, чтобы отстало от него стереотипное представление "сынок" . Там, где кому-то требовалось свершить единственный шаг, чтобы достичь успеха, ему приходилось работать десять. Но эти десять шагов в "Советской России" он дел ал довольно скоро. Хоть он и работал он в Международном отделе, но маршруты перв ых командировок, в которые Артем попроси лся, проходили внутри страны. Поехал в В оркуту и привез оттуда серию очерков. Он и тотчас были замечены читающей публикой , вызвали страсть сколько благодарственн ых откликов с "северов": о тамошних серь езных проблемах тогда чуть-чуть кто писа л так открыто, открыто и с таким сочувст вием. Следующей командировкой была поезд ка по дорогам Смоленщины, по которым тра гическим летом 1941 года отступали наши солдаты. Те дороги были в сознании Артем а во многом связаны с именем молодого Ко нстантина Симонова, тот, что шел по ним совместно с войсками. Помню, как-то ночь ю Артем нежданно позвонил по телефону из Вязьмы и через телефонный треск с волне нием рассказал, что ему удалось нарыть т от "пожилой дом", в котором "одну только ночь" жил армейский корреспондент "Крас ной звезды" Константин Симонов со своими фронтовыми друзьями, и где они перед бо ем дали приятель другу клятву верности. Те вирши Артем, конечно, знал наизусть: "...В ту темное время суток, готовясь по мирать, Навек забыли мы, как лгать, Как изменять, как быть скупым, Как над добро м трястись своим. Хлеб напополам, кров н апополам - Так существование в ту темное время суток открылась нам..." Для Артем а посетить в том доме значило присоедини ться к той фронтовой клятве. Он следовал ей всю существование. За дорогами Смоле нщины последовала поездка в Чернобыль. П отом - Никарагуа, где шла битва. А вскор е он сообщил мне, что решил ехать в Афга нистан. Я не возражал. Мы только уговори лись с ним, что маме до времени сообщать об этом не будем. Она только-только ста ла приспевать в себя позже волнений, свя занных с поездками Артема в Чернобыль и Никарагуа. А тут - Афганистан! - Ты уже испортил мне бытие тем, что носился, каж ется, на все войны, на все революции, а сейчас хочешь, чтобы по тем же дорогам х одил Тема! Пожалейте меня! Зачем мне зан ово такие испытания! - говорила она мне подчас. Но я понимал: если в нашем трево жном мире хочешь быть настоящим журналис том, "горячих" точек сторониться запреще но. Впрочем, если бы я придерживался про чий точки зрения и начал бы отговаривать сына, он все одинаково бы меня не послу шал. Единственно о чем я просил его - из быточный раз не дерзать и в самое пекло не залезать. Он, смеясь, обещал, но пост упип по-своему. Добился приема у начальн ика Генерального штаба маршала Ахромеева и попросил у него письменного разрешени я участвовать в боевых операциях. Журнал истам такое типично не разрешалось. - А папа знает? - спросил Ахромеев. - Ну, ко нечно! - заверил Артем. И Ахромеев подпи сал бумагу. О ее существовании я узнал т олько потом возвращения Артема из той тя желейшей командировки. Пожалуй это был о дин эпизод, когда Артем сознательно испо льзовал "в своих интересах" отцовскую из вестность. Пользуясь этим разрешением, о н ходил вкупе с разведчиками к "душманам ". Сидел в засаде. Вместе с десантниками прыгал с вертолета на территории против ника. Увидев сбитые сапоги у солдата-дес антника, без слов отдал ему свои. Сам ше л по горам в кроссовках. И конечно, не р аз видел конец в физиономия. Вернулся до мой почерневший и похудевший. Два дня от сыпался. А на третий приступил строчить. Обычно в прошлом, чем усесться за письм енный столик, с пол-часа перебирал клави ши на пианино, наигрывая что-то близкое, только ему ведомое, слушал одну-две сол датских песни, записанные в Афгане, став ил "Реквием" Моцарта. Только затем этого садился сочинять и писал до рассвета. В се, что он увидел в Афганистане - погибе ль многих своих новых друзей, с которыми успел познакомиться там, случайность, н епредсказуемость и нелогичность смерти, отвага и трусость, благородство и подлос ть, верность долгу и предательство - все это могло обратить его в циника или в м истика. К счастью, он не стал ни тем, ни другим. Но тот воззрение - очи, устремл енные вовнутрь собственной души - которы м он другой раз обескураживал собеседник а, стал являться значительно чаще. К том у времени, как очерки были готовы, в "Со ветской России" сменился первейший редак тор. Он отказался печатать материалы Арт ема в том виде, в каком он их сдал в газ ету. Требовал "смены акцентов" в сторону сглаживания острых углов. Артем не согл асился и понес очерки Коротичу, только н едавно назначенному главным в "Огонек". Виталий Алексеевич не только выразил под готовленность печатать все сразу, но и п редложил Артему перейти действовать к не му в редакцию, в международный отдел. Оч ерки Артема из Афганистана вызвали бурю. В них впервой была сказана неприкрытая истина о той бессмысленной войне. Благод арность и экстаз со стороны читателей. И гневное раздражение - ясно с чьей сторо ны. Это было первое опробование гражданс кого мужества сына. Он его выдержал дост ойно. Однажды вечером он пришел домой ра ньше обычного (как завсегда - с гвоздико й для мамы) и в хорошем настроении. Подо шел ко мне и, как бы между прочим, спрос ил: - Батяня, где вышла твоя первая книг а? - Ты же знаешь - в "Библиотеке "Огоне к" - Знаю. А в каком году? - В 1956-м. А что? - Сколько тебе было лет тогда? - П осчитай. - Смотри, и мне - столь же. И б олее того номера выпусков у нас совпадаю т - 45. И положил на столик свою первую книжку "Встретимся у трех журавлей". Она также была издана, как и моя первая кни га, в "Библиотеке "Огонек". Это был торж ество для всех нас. В магазинах и киоска х книжку расхватали молниеносно. Это был фарт, здоровый счастливый момент. И пис ательский и штатский. Несколько писателе й по своей инициативе подняли вопросител ьный мотив о том, чтобы принять Артема в члены писательского Союза. Среди них бы л и Юрий Нагибин. Приведу отрывок из его рекомендации Артему. "Признаться, не за частую я рекомендую кого-либо в члены Со юза Писателей: и так уж напринимали свер х всякой меры! Но когдавижу, что юный ли тератор может своими литературными и чел овеческими достоинствами благотворно пов лиять на климат нашего Союза, радуюсь и рекомендую от всей души. Так и с Артемом Боровиком..." А вот, что писал об Артем е прочий великолепный сочинитель Георгий Семенов. "Артем Боровик обладает одной, крайне редкой в нашей литературе загадо чно-необъяснимой способностью: умением н ацарапать образ мужественного и обаятель ного человека, не изменяя при этом ни вк усу, ни такту, не нарушая чувства меры, что крайне существенно в данном случае и что, собственно, отличает настоящего ху дожника от журналиста. То есть, он пишет живых людей, которым смотрит в глаза и которые также как бы смотрят на него, ве ря, что он не исказит, не подведет, но и не приукрасит, не сделает из человека и кону, не заставит краснеть перед товарищ ами - смотрят на него, как на своего дру га, которому доверились до конца и убежд ены в его кристальной честности. ...Арте м Боровик сам также герой своих очерков. А это - исключительный дар: быть посред и своих героев героем... Подчеркиваю это , в силу того что что у нас нет ничего п одобного в очеркистике наших дней. Я вер ю, что Артема Боровика ждет трудная и сч астливая писательская фатум, что сегодня шние накопления, возвысившие его дух, по двигнут молодого писателя на свершение б ольших дел. У него есть все необходимые данные, чтобы сделаться крупным писателе м..." Не могу не привести оценку работы Артема ещё одним выдающимся писателем, л юбимым миллионами читателей. Он прочел о черки Артема, переведенные на британский и напечатанные в журнале "Лайф". Они пр оизвели на него такое глубокое ощущение, что он счел нужным намарать послание, к оторое передали в журнал "Огонек". Вот о но: "Среди всего того, что мне приходило сь уяснять текст про войну в Афганистане , я не встречал ничего, что разрешено бы ло бы сравнить с этим рассказом очевидца о солдатских буднях, рассказом без прим еси пропаганды. Словом, это уже не журна листика, а литература. Грэм Грин". Но аф ганские очерки Артема вызвали не только одобрение. Они вызвали и волну нападок с о стороны тех, кто по тем или иным причи нам не хотел, чтобы истина об афганской войне стала известна людям. Артем неслад ко переживал клеветническую атаку на себ я. Но не сдавался и шел дальше своей тру дной и опасной дорогой. И с каждой новой командировкой в Афганистан (а он там бы л немного раз) - поднимал планку риска и требовательности к себе всё выше. Скоро вышла новая серия его очерков - "Спрята нная война". И вновь - счастливый момент . И вновь клевета и нападки.Ох, как неле гко было ему! Сколько же мужества требов алось тогда совершенно ещё молодому Арте му, чтобы миновать не только бои и угроз у смерти физической, но и угрозу гибели гражданской. А потому что гражданское му жество требует изредка значительно больш е воли и отваги, чем мужество физическое . После Афганистана Артем был награжден солдатской медалью "За боевые заслуги". Он с полным правом мог носить ее всю сущ ествование. Но не носил, ни разу не учас ток, и всего ничего кому о ней рассказыв ал. Я спросил его в одно прекрасное врем я - отчего? В реакция он сказал то, что я ожидал от него услыхать. Артем был убе жден, что газетчик, более того самый-сам ый отважный, более того идущий на геройс кий поступок, знает, что, совершив тот с амый геройский поступок, если, конечно, останется жив, он вернется в тыл, в свою редакцию, где будет безмятежно изобража ть то, что увидел. А боец, более того не совершивший заметного геройского поступ ка, на самом деле делает его всю дорогу, с утра до ночи и с ночи до следующего у тра, и опять до следующего, и сызнова, и заново... Изнуряющий, утомительный, еже дневный, ежечасный, ежеминутный и совсем незаметный геройский поступок... Идиотс кий ломоть металла прицельный или шально й - может шлепнуть солдата в любую минут у, в любую секунду... И только тогда тот самый всегда совершаемый изнурительный, изматывающий геройский поступок прервет ся. Уже насовсем... Вот отчего газетчик и сочинитель Артем не считал себя в прав е носить солдатскую медаль "За боевые за слуги". Он отдал ее нам. И Галя хранила и хранит ее у себя в столе. У Артема был о полно наград, о которых он без малого никому не говорил. Он получил премию "Об щественное признание", медаль Союза Журн алистов "Золотое перо", премию телевизио нной академии ТЭФИ. Он - один газетчик ( не только в России, но и во всем мире), кто дважды удостоен высокой американской телевизионной премии имени Эдварда Морр оу... Но мне кажется, больше всего Артем был бы достоин награды, "За гражданское мужество". Физической храбростью облада ет полно людей. Гражданским мужеством - немаловажно меньше. Физическая храбрость - это зачастую порыв, всплеск. И она од обрительно встречается всеми. А осознанн ое и ответственное гражданское мужество - это постоянное натуга ума и души. Это усилие сродни тому изнурительному, но не обходимому круглосуточному солдатскому п одвигу, о котором говорил Артем. Артем с овершал тот самый геройский поступок в т ечение всей своей журналистской жизни и, в особенности, в течение тех последних десяти лет, когда он возглавлял созданны й им холдинг "Совершенно секретно". Здес ь он продолжал эту войну уже, в так назы ваемое "мирное время". Продолжал мужеств енно и бескомпромиссно. Войну с подлость ю, с коррупцией, с враньем, с воровством , с бесчеловечностью. Он понимал, что уг рожающе воевал. Но он воевал со злом. И защищал добро. Самой "горячей точкой" дл я него оказались не махаловка в Никарагу а и не участие в афганских боях. Самой " горячей точкой" для него стало местополо жение руководителя холдинга "Совершенно секретно". У него было диковинно развито ощущение гражданственности, ощущение до лга перед людьми и перед страной. Это ощ ущение и определяло его позицию, как ред актора, издателя, руководителя популярне йшей телевизионной программы. Первого се нтября 1999 года он пришел в свою родную 45-ю московскую школу на встречу со ста ршеклассниками и сильно капитально говор ил о том, что значит быть гражданином св оей страны. Вспомнил слова Джона Кеннеди "Не спрашивай страну, что она может про извести для тебя. Спроси страну, что ты можешь для нее сделать". В одном беседа газетчик спросил у Артема - не боится ли он расправы от тех преступников, которы х он вывел на чистую воду? Он ответил: " Если газетчик сумел намарать правду, его существование не пропала даром". В друг ом беседа его спросили - к чему издания, которыми руководит Артем, печатают таки е рискованные материалы? Разве не спокой нее было бы издавать какие-нибудь благоп олучные глянцевые журналы? Он ответил: " Это моя держава. И я не буду молчать". П оследнее беседа, которое Артем дал в сво ей жизни, было беседа на канале НТВ в те мное время суток с 6 на 7 марта 2000 год а. Около часу от одного из телезрителей пришел на пейджер необычный и страшенный вопрос: "Если вы этакий честный, отчего же вы до сих пор живы?.." Ответ на него пришел гладко посредством 56 часов. В а эропорту Шереметьево при взлете упал и р азбился авиалайнер ЯК-40, в котором нахо дился Артем... Вместе с ним погибли ещё 8 джентльмен. В том числе грядущий партн ер Артема - Зия Бажаев. Причины катастро фы до сих пор до конца не выяснены. Арте м был журналистом и издателем важный изв естности. Весть о его гибели сразила мил лионы людей. Ему было всего 39 лет. Не в ерьте, что время лечит. Я пишу эти строк и посредством два с половиной года после этого трагедии. Но она никуда не ушла, не отодвинулась, не ослабла. Как никуда не ушел и сынуля. Мы все разговариваем с ним. Может быть, только в этом наше изб авление... Он сверкнул на небосклоне жиз ни яркой звездой. Когда падает звездочка , говорят, позволительно загадывать возд еление. Я не знаю, успели ли люди загада ть стремление. Но по складу своего харак тера, Артем сделал бы все, - и всю бытие старался это работать! - чтобы светлые желания людей сбылись. До сих пор нам ид ут письма, в которых разные люди, больше й частью нам безупречно не известные, вы ражают сочувствие нашему горю, благодаря т за то, что мы воспитали такого сына. Н а улице неизвестный дядя подчас приблизи тся, скажет слова ободрения или легко бе змолвно пожмет руку, в глазах - слезы. Д ля нас с женой безмерно дорого это внима тельность. И мы пользуемся случаем, чтоб ы сердечно поблагодарить всех, кто до си х пор поддерживает нас своим сочувствием . Генрих Боровик ...

Новости

Нет новостей. Вы можете добавлять новости, используя соответствуюшую ссылку.
загрузка...

Комментарии:

В этом разделе пока нет сообщений. Ваш комментарий будет первым.

Именины

Вера Значение имени Вера В переводе с русского языка, имя Вера означает «вера». Происхождение имени Вера Имя Вера является калькой с древне-греческого Пистис - имени раннехристианской святой. Имя вошло в русский именослов вместе с именами Надежда и Любовь. Характеристика имени Вера В детские годы Вера рассудительна и уравновешена, не склонна к капризам и истерическому, импульсивному поведению. Вера обладает крайне развитым логическим мышлением, чем зачастую удивляет своих родственни..
Геннадий Значение имени Геннадий В переводе с древне-греческого имя Геннадий означает «благородный», «родовитый». Происхождение имени Геннадий Имя Геннадий имеет древне-греческое происхождение и восходит к древне-гречесскому "геннадас" - «благородный», «благородного происхождения». Характеристика имени Геннадий Геннадий настоящий эстет. Любит красиво одеваться и даже в повседневной жизни всегда выглядит «с иголочки». Геннадий люби..


  • текст
  • список
  • фото
  • ссылка


Фотографии

Нет фотографий

рейтинг Корреспонденты

Персона в Сети

Нет ссылок

Случайное фото

Джози Мэран
Джози Мэран фото

загрузка...