Авторизация

Вадим Жук биография

печать
Вадим Семенович Жук / Vadim Zhuk

Биография Вадим Семенович Жук

Весь мир – собор, в котором мы должны читать молитву, весь мир – поле, на котором мы должны работать, весь мир – станок, за которым мы должны стоять, весь мир – роман, в котором мы – строчки… Можно трактовать по-разному, но принято выражение Шекспира, в некоторой степени поверхностное, вследствие того что что он так сказал, так как сам занимался театром. Но, с прочий стороны, – выражение совсем справедливое, оттого что дядя чаще всего с трудом выдерживает родное естественное состояние и стремится игрывать какую-либо образ. И качества человека зависят более того не столь от того, сколь он добро играет эту образ, а от того, сколь он в этой роли органичен. Как мы любим профессиональных актеров, без сомнения играющих роли, так и в мире-театре мне интересен в прошлом всего мужчина, тот, что живет органично, в соответствии своему назначению. Он не лезет игрывать чужие роли и может не слушать режиссера, если тот самый режиссер дурно ставит спектакль, в котором должен быть человек…

– А кто режиссер?

– Каждый сам себе выбирает режиссера. Главный режиссер для всех – это Бог, его нужно слушать. И за время человеческой жизни у него возникает масса «помощников» – к примеру, верх зачастую лезет к режиссеру. Здесь «актер» уже должен избирать независимо.

– Как вы считаете, нашим политическим деятелям свойственно некое актерство?

– Политический участник без малого обязан быть немного актером, потому как что он публичный мужчина. Знаете, откель взялось словечко «выступать»? Когда в России появился театр – а это был театр классицизма – я имею в виду, не преждевременный всенародный театр, а уже профессиональный – существовал строй законов не только по построению пьесы, но и по поведению актера на сцене. Существовал строй определенных жестов и специальная походочка, которая называлась «гусиный шаг» – мужчина не шел по сцене, а выступал. Теперь «выступать» – это значит находиться на виду у всех. Политик должен быть актером, но в этом месте снова все зависит от его человеческого содержания. Мы за последние годы получили колоссальное численность «выступальщиков», пустозвонов, людей, которые весьма нередко идут супротив себя. Такое политическое актерство безобразно. Политик должен быть складным, видным, славно говорящим, но изредка он может, как Рузвельт, колесить на инвалидной коляске и быть одним из великих президентов США.

– Вы видите актерские черточки в нашем президенте?

– Наш президент необыкновенно зачастую, на мой точка зрения, говорит не то, что он думает. Он оказался в плену своей игры, затеянного самим собой спектакля. Этот мужчина, тот, что вызывал у меня, как и у большинства в нашей стране, симпатию, в текущее время вызывает ее все меньше и меньше. Мы встречаем человека по одежке, а «одежка» на нем была шибко славная, все внешние атрибуты его «роли» нам весьма импонировали. Но позже нам захотелось развития сюжета, захотелось игрывать в хорошей пьесе, в которой президент вызвался быть главным героем. А первейший герой оказался крайне зависим от обстоятельств.

– Так, может быть, он режиссер?

– Очень нередко в театре ведущие актеры становятся режиссерами.

– То есть вы считаете, что каждый мужчина не живет, а играет определенную образ?

– Он поставлен в такие обстоятельства. И дядя играет не одну образ, а десятки! Пассажира в метро, пешехода на улице, образ любовника, образ мужа, образ подчиненного, начальника – для многих эти роли совмещены. Все его действия – это определенная развлекуха. Но его главная образ – это человеческое содержание. И сколь он ценнее как дядя, в такой степени он лучше как артист в театре жизни.

– А неужели развлекуха в жизни – это честное понятие?

– Когда мужчина пытается игрывать чужие роли, когда он пытается не надлежать сам себе, когда он нарушает главные правила игры – а они выражены в 10 заповедях, тогда это нечестно.

– Получается, что образ человека – это он сам, его существование?

– Да, конечно. И чем больше он соответствует своему природному содержанию, тем он лучше играет. Хотя если дядя злодей по природному содержанию, то до срока или поздненько это всплывет.

– Вы считаете, что образ человека предопределена, или он сам ее выбирает?

– Это непростой вопросительный мотив, но мне кажется, что 90% в человеке заложено, и более того вероятность изменить свою образ также заложена. И крайне важен «театр», в тот, что попадает мужчина, значимо среда, в котором он окажется. Чем славный драматург отличается от плохого? Тем, что не немедленно ясно, как будет рскручиваться действо, у хорошего драматурга нет впрямую положительного и отрицательного героя, они проявляются внезапно. Также и в нашей с вами жизни.

– Если не хватать так глобально, а обратиться к ситуации с точки зрения повседневности. Как относиться к тому, что мужчина в жизни смирный, забитый, а на сцене раскрывается, кажется крайне уверенным в себе…

– Да, так сильно нередко бывает. И это весьма хорошее человеческое свойство – если мужчина может проявиться, когда этого требуют обстоятельства. Конечно, отлично, когда от человека не возбраняется ждать «вдруг хорошего», когда его образ, не раз сыгранная, как гром среди ясного неба каким-то образом меняется…

– А неужто не лучше изначально быть уверенным в поведении человека?

– В неэкстремальных обстоятельствах это, конечно, ладно, в частности, в семейной жизни. Но приведем строгий совдеповский пример: Александр Матросов. Говорил ли он своим товарищам, что не сегодня-завтра закроет собой амбразуру? Очевидно, нет. Но в какой-то миг он «попал» в совсем героическую образ. В обстановке боя в нем проявились поразительные человеческие качества – он закрыл собой амбразуру, спасая своих товарищей. Или ныне – джентльмен, играющий «роль» телохранителя – он немаловажно осматривается по сторонам, чистит оружие, а в необходимый миг, когда необходимо будет загородить своего шефа, ему чего-то не хватит.

– С вашей мужеский точки зрения, женщины зачастую играют?

– Женщинам больше свойственна развлекуха. Но эта развлекуха крайне природна и естественна. Хотя мне кажется, что украшаться и игрывать женщин заставила цивилизация. Но актерство что надо в отрезок времени брачных игр, а в повседневной жизни оно может утомлять и нервировать.

– Одно из направлений вашего творчества – сатирические произведения. Существует сильно распространенное точка зрения, что сатирики крайне грустные в жизни люди…

– Это сильно милый штамп. На самом деле все зависит от настроения. Некоторые используют эту маску. Например, Аркадий Арканов вечно в некой насупленности, Семену Альтову это свойственно. Но это целиком нормальное актерское приспособление. Я, напротив, стал сатириком от внутреннего веселья.

– Для вас в чем состоит мишень сатиры?

– Она завсегда двойная. В первую очередность представить зрителю, как потешно то или иное событие, а для начальника это знак, чтобы пересмотреть свои действия.

– И вы думаете, вторая мишень достигается?

– Нет, не достигается. Но есть прекрасное русское выражение – влага булыжник точит. Пусть это выражается хотя бы так, чем вообще никак.

– А вы сами нередко в жизни играете?

– Часто, обстоятельства вынуждают. Прихожу, к примеру, к продюсеру – играю из себя солидного, привыкшего обретать непочатый край денег человека для того, чтобы заключить выгодный контракт. Хотя по природе я достаточно застенчивый дядя. Я играю, чтобы кому-то прийтись по нраву, думаю, что это свойственно людям, и это привычно.

– Вы думаете, что джентльмен не сможет ничего достигнуть, если не будет игрывать для приспособления?

– Для этого нужно быть крайне цельным, сильным человеком. Мне таких людей в жизни встречалось кот наплакал, но обыкновенно это весьма достойные люди. Конечно, дядя должен быть нравственным и в определенные моменты должен отступиться от приспособления к чему-либо.

– Так все-таки для вас актерство в жизни – явление положительное или отрицательное?

– Это зависит от изначальной начинки человека. Если актерствует радостный, добрый, славный джентльмен, несложно у него такая жизненная привычка – это весьма зачастую бывает мило, а когда это актерство с низкими целями – это, конечно, противно. Хотя чаще актерство в жизни подается как нечто негативное, больше ценятся естественные люди. Все определяет человеческое содержание. Если оно есть, и джентльмен может его выявлять – вот это и есть гений.



Нравится

Комментарии:

В этом разделе пока нет сообщений. Ваш комментарий будет первым.

загрузка...