Авторизация

Любовь Орлова биография

печать
Любовь Петровна Орлова / Lubov Orlova

Биография Любовь Петровна Орлова

Любовь Орлова родилась в подмосковном Звенигороде в семье интеллигентов. Отец будущей советской кинозвезды - Петр Федорович Орлов - был потомком тверской ветви Рюриковичей. Он служил в военном ведомстве. Мать - Евгения Николаевна Сухотина - происходила из старинного дворянского рода. В родстве с Сухотиными был Лев Толстой, книжка которого ("Кавказский пленник") с дарственной надписью хранилась как реликвия в доме Орловых.

Родители хотели, чтобы дочка стала профессиональной пианисткой, и в семилетнем возрасте отдали ее в музыкальную школу. По одному из семейных преданий, как-то раз в их доме гостил Ф. И. Шаляпин, которому показали оперетту "Грибной переполох", поставленную любительским детским театром. В этом спектакле маленькая Любочка Орлова исполняла образ Редьки. После окончания представления Шаляпин внезапно поднял Любу на руки и произнес пророческую фразу: "Эта девчурка будет знаменитой актрисой!" Чтобы эти слова великого певца сбылись, Л. Орловой понадобилось гладко двадцать пять лет.

В 17 лет Орлова поступила в Московскую консерваторию (класс рояля), где проучилась три года (1919-1922). Закончив консерваторию, Орлова следующие три года училась на хореографическом отделении Московского театрального техникума. После его окончания в 1926 году она была принята хористкой в Музыкальную студию при МХАТе, носившую имя В. Немировича-Данченко.

Замуж Орлова вышла достаточно до времени - в 1926 году она связала свою судьбу с видным партийным чиновником 29-летним Андреем Берзиным (он служил в Наркомземе и стоял во главе отделом производственного кредитования). Этот брак Орловой не возбраняется смело наречь карьерным, вынудила 24-летнюю девушку на это беспросветная нужда. Их знакомство произошло банально: Берзин пришел в театр, и кто-то из друзей после этого спектакля привел его за кулисы и познакомил с младой актрисой. Они начали встречаться, и вскоре Берзин был представлен родителям актрисы (Орловы тогда только переехали из коммуналки в проезде Художественного театра в отдельную квартиру в Гагаринском переулке). Симпатичный и, главное, при солидной должности, Берзин понравился родителям Орловой, и они посоветовали дочери не таскать со свадьбой. Вскоре молодые люди поженились, и Орлова переехала в квартиру мужа в Колпачном переулке.

Их совместная существование была достаточно ровной главным образом благодаря стараниям Орловой, которая день ото дня все больше привязывалась к мужу. Тогда ей, видимо, казалось, что спереди их ожидает долгая семейная существование. Однако сам А. Берзин в своем выборе между семьей и политикой выбрал последнее. Став в конце 20-х годов заместителем наркома земледелия, он вступил в ряды оппозиции и стал одним из ярких ее представителей. В конце концов это стоило ему свободы. 4 февраля 1930 года Берзин был арестован по "делу Чаянова" (нарком земледелия) и приговорен к длительному сроку тюремного заключения. Так что основополагающий брак будущей звезды советского экрана оказался скоротечным и несчастливым. Сразу следом ареста мужа Орлова вернулась к своим родителям в Гагаринский переулок.

Между тем несчастливая семейная существование нимало не отразилась на творческой активности актрисы. Более того, может быть, как раз это положение и активизировало возделение Орловой сыскать и утвердить себя на сцене.

Будучи артисткой хора и кордебалета, Орлова была занята в основном в эпизодических ролях. Однако более того в этих ролях мелодический и драматический дар ее многим бросался в глаза. С каждым годом Орлова все увереннее шла к тому, чтобы сделаться примой.

Роль Периколы в одноименной оперетте Жака Оффенбаха вывела Орлову из состава хора и сделала солисткой. Это случилось в 1932 году. Успех актрисы был ошеломляющим.

По одной из версий, стремительному взлету Орловой к вершинам славы много способствовал увлекшийся ею начальник театра Михаил Немирович-Данченко (отпрыск прославленного режиссера). Многим тогда казалось, что эта связь в конце концов придет к своему логическому концу - свадьбе. Однако этого так и не произошло. Вскоре у Орловой появился свежеиспеченный возлюбленный. Им оказался какой-то австрийский бизнесмен, тот, что воспылал любовью к красивой и талантливой актрисе. Начался их недлинный, но пылкий роман, о котором тогда многие судачили. Почти всякий конец дня следом спектакля австриец увозил Орлову на своем "Мерседесе" в кабачок, и только поздненько ночью они возвращались к дому актрисы в Гагаринском переулке. Сегодня нелегко взять в толк, какие надежды возлагала Орлова на своего возлюбленного (может быть, мечтала отбыть с ним за рубеж?), тем не менее, несмотря на упреки родителей, она в течение нескольких месяцев продолжала встречаться с австрийцем.

Что касается творческих устремлений Орловой в те годы, то, видимо, полного удовлетворения от работы она не испытывала. В стенах театра ей становилось узко, и она искала иных выходов своей артистической натуры. Ей внезапно захотелось сняться в кино. Однако, когда она попыталась это осуществить, ее ждало разочарование. Вот что рассказывала об этом сама Орлова: "В киностудии попала в длинную очередь: был объявлен комплект молодых исполнителей для очередной картины. С трудом скрывая свою робость, я очутилась перед режиссером - человеком со взглядом решительным и всезнающим. Когда он обратил на меня свой испытующий и пронзительный взгляд, я почувствовала себя как бы сплюснутой между предметными стеклами микроскопа.

- Что это у вас? - жестко спросил режиссер, указывая на мой нос.

Быстро взглянула я в зеркало и увидела маленькую родинку, о которой идеально забыла, - она ни в жизнь не причиняла мне никаких огорчений.

- Ро... родинка, - пролепетала я.

- Не подходит! - совершенно сказал режиссер.

- Но оттого что... - попыталась я оспорить. Однако он перебил меня:

- Знаю, знаю! Вы играете в театре, и родинка вам не мешает. Кино - это вам не театр. В кино мешает все. Это нужно разуметь!

Я поняла только одно: в кино мне не сниматься, а вследствие этого нужно поскорее убраться из студии и больше ни в жизнь тут не показываться. И я дала себе клятву как раз так поступить".

К счастью, вскоре Орлова все-таки нарушила клятву: в 1933 году режиссер Борис Юрцев пригласил ее на образ мадам Эллен Гетвуд в немом фильме "Любовь Алены" (тот самый кино до наших дней не сохранился). Затем последовала образ Грушеньки в звуковом фильме "Петербургская ночь". Оба фильма вышли на экраны страны в 1934 году, при всем при том того успеха, тот, что Л. Орлова имела на театральных подмостках, они ей не принесли. И только в конце декабря 1934 года, когда на экраны вышел кино "Веселые ребята", к Орловой пришла настоящая кинослава.

Этот кино снял 31-летний Григорий Александров (Мормоненко). В кино он пришел в 1924 году сообща с Сергеем Эйзенштейном, с которым они сообща сняли легендарный "Броненосец "Потемкин" (1925).

Александров в середине 20-х годов женился на юный актрисе, которая вскоре родила ему сына. Мальчика назвали сперва Василием, при всем при том далее по желанию отца переименовали в Дугласа - в честь знаменитого в те годы американского артиста Дугласа Фербенкса.

Тем временем в 1927 году на экраны страны вышел ещё единственный этапный кино двух молодых режиссеров - "Октябрь". В 1929-1932 годах оба режиссера находились в служебной командировке в США, где постигали премудрости кинематографического ремесла в Голливуде.

Вернувшись из Америки, Александров был полон идей и мечтал снять кино, непохожий на то, что он снимал до этого. Так появилась дума о первой советской музыкальной кинокомедии. Сценаристами Н. Эрдманом и В. Массом в течение двух месяцев был написан сценарий "Веселых ребят", и режиссер начал к поискам исполнителей главных ролей. Эта служба была не из легких. Если с исполнителем главной мужеский роли (Кости Потехина) занятие стремительно разрешилось (им стал солист ленинградского мюзик-холла Леонид Утесов), то актрису на главную женскую образ (Анюты) отыскать длительно не удавалось. Пробовалось немного девушек, посреди которых были не только актрисы, но и люди, не имеющие никакого отношения к кино.

В единственный из весенних дней 1933 года художник Петр Вильямс посоветовал Александрову пойти в мелодический театр при МХАТе, где в спектакле "Перикола" блистала 30-летняя Любовь Орлова. Режиссер последовал этому совету, пришел на спектакль и немедленно же был пленен не только талантом актрисы, но и ее внешностью. Сомнений в том, кто будет игрывать образ Анюты в его новом фильме, у Александрова после этого этого не осталось. В тот же день они познакомились, а уже следующим вечером вкупе отправились в Большой театр на торжества, посвященные юбилею Л. В. Собинова. Вот как вспоминает об этом сам Г. Александров:

"Во время концерта, в котором участвовали все тогдашние оперные знаменитости, я острил и предавался воспоминаниям.

Иронические реплики в адрес гигантов оперной сцены, воспоминания о пролеткультовских аттракционах не вызывали особых симпатий у моей спутницы, получившей классическое музыкальное воспитание и начинавшей работу в театре под руководством Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Но я не отступал от своего и во время концерта и на банкете продолжал азартно гутарить ей о задуманных озорных сценах будущего нашего фильма "Веселые ребята". Она с ужасом и нескрываемым сомнением в действительности моих планов слушала. Я говорил и говорил, потому как что на мое предложение сниматься она сказала: "Нет".

Кончился банкет, мы вышли на улицу и до рассвета бродили по Москве. Любовь Петровна рассказывала о себе... В конце концов она согласилась сниматься в моем фильме, но раньше спросила:

- Я чувствую, что мы зачастую будем дебатировать. Это не помешает работе?

Я и сам это чувствовал, но что мне оставалось совершать? Я, конечно же, произнес расхожую мудрость:

- В спорах рождается истина".

Между тем существует немного версий о том, каким образом Орлова познакомилась с Александровым. Согласно одной из легенд, инициатива знакомства с молодым талантливым режиссером принадлежала самой Орловой. Однажды она пришла на киностудию и смело предложила себя на образ Анюты. Тут же была сделана кинопроба, которая Александрову абсолютно не понравилась - Орлова его не впечатлила.

Однако, потерпев неудачу, актриса не собиралась отходить. Имея зажиточный навык в соблазнении мужчин с солидным положением (вспомним, что в числе ее возлюбленных успели посетить заметный политик, бизнесмен-иностранец, сценический режиссер), Орлова предприняла новую попытку поворотить на себя участливость Александрова. Причем на тот самый раз она воспользовалась услугами своей близкой знакомой - режиссера студии документальных фильмов Лидии Степановой. Та неплохо знала Александрова и как-то раз пригласила его к себе на чашку чая. Естественно, в тот же вечерок к ней зашла и Орлова. Дальнейшие события развивались по классической схеме. Степановой как черт из табакерки понадобилось экстренно куда-то покинуть, актриса и режиссер остались наедине. О том, что произошло тогда между ними, не возбраняется только смекать, и все-таки уже посредством немного дней следом этой встречи Орлова была утверждена на образ Анюты.

Натурные съемки "Веселых ребят" проходили летом в Гаграх. Именно там роман Орловой и Александрова получил свои окончательные очертания, и за его развитием затаив дыхание наблюдал весь съемочный коллектив. Стоит пометить, что на съемках у Александрова появился соперник - оператор Владимир Нильсен, тот, что также увлекся Орловой. Однако из этих ухаживаний оператора ничего не вышло - Орлова безоговорочно отдала предпочтение Александрову. И тот ответил ей тем же. Несмотря на то что рядом с ним находились супруга и малый наследник, он не скрывал своих симпатий к Орловой и делал все, чтобы она чувствовала себя на площадке не дебютанткой, а настоящей хозяйкой. В частности, первоначально эпизодов с участием Утесова в фильме было задумано больше, чем с Орловой, при всем при том режиссер изменил сценарий в пользу своей новой привязанности. Короче, все шло к тому, чтобы в советском кинематографе состоялась новая семейная пара. Так в конце концов и произошло: безотлагательно следом того, как картина была снята, Орлова и Александров поженились.

Между тем съемки "Веселых ребят" были полны самых разнообразных курьезов, недоразумений и более того несчастий. Во время знаменитого "набега животных" на усадьбу Орлова должна была вспрыгнуть на спину быка и промчаться на нем немного метров. Первоначально в роли "укротителя" должен был обозначиться Утесов, но он от этого трюка наотрез отказался. И тогда на спину быка вскочила Орлова. Бык воспринял это отчаянно агрессивно и сбросил с себя наездницу. Актриса шибко ушибла спину и возле месяца пролежала в больнице.

После триумфа "Веселых ребят" Орлова кометой ворвалась в тогдашний совдеповский кинематограф. К 15-летию советского кинематографа, которое подмечалось в январе 1935 года, ей было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Это было тем больше поразительно, что рядом с нею в списке награжденных стояли признанные мэтры кино: Я. Протазанов, С. Юткевич, Л. Кулешов. Однако Орлова крайне понравилась Сталину, и он лично распорядился наградить актрису-дебютантку до того высоким званием. После этого предводитель пригласил Орлову на праздничный прием в Кремль. Там они и познакомились. Сталин изъявил охота побеседовать с актрисой, ее подвели к нему, и он спросил у нее, есть ли у нее какая-нибудь мольба к нему. Будучи в хорошем настроении, он пообещал: "Выполню любую". В такие моменты молодые звезды заурядно просили у вождя квартиры, звания или ещё что-то в этом роде. Орлова же произнесла нечто неожиданное: "Иосиф Виссарионович, шесть лет вспять арестовали моего первого мужа - Андрея Берзина. Я ничего не знаю о его судьбе. Не могли бы вы поддержать мне связаться с ним?" Сталин удивился, но пособить обещал. Вскоре Орлову вызвали на Лубянку, и единственный из чекистских начальников сообщил ей, что ее бывший супруг жив и, если у нее есть такое стремление, она хоть в эти дни может с ним воссоединиться. То есть ей предлагали поделить с ним его судьбу. Она ничего не ответила, встала и молчаливо покинула офис. Ей было достаточно и того, что она узнала - ее бывший супруг жив. (В конце 40-х годов его все-таки выпустят на свободу, но в Москву приехать не разрешат. Он уедет к матери в Литву, где вскоре умрет от рака.)

Между тем в конце 30-х годов Орлова вознеслась на вершину кинематографического Олимпа. Один за другим выходят фильмы Александрова с ее участием, и всякий из них становится шедевром: "Цирк" (образ Марион Диксон, 1936), "Волга-Волга" (Стрелка, 1938).

Сталин продолжал оставаться горячим поклонником актрисы. Особенно нравился ему кино "Волга-Волга". Г. Александров в связи с этим рассказывал: "Однажды по окончании приема в Георгиевском зале Кремля в честь участников декады украинского искусства И. В. Сталин пригласил группу видных деятелей культуры в свой просмотровый зал. Там были Немирович-Данченко, Москвин, Качалов, Корнейчук и многие другие видные деятели искусства. Сталин не первостепеннный раз смотрел "Волгу-Волгу". Он посадил меня рядом с собой. По другую сторону сидел В. И. Немирович-Данченко. По ходу фильма Сталин, делясь с нами своим знанием комедии, своими чувствами, обращаясь то ко мне, то к Немировичу-Данченко, полушепотом сообщал: "Сейчас Бывалов скажет: "Примите от этих граждан брак и выдайте им другой". Произнося это, он смеялся, увлеченный игрой Ильинского, хлопал меня по колену. Не ошибусь, если скажу, что он знал наизусть все смешные реплики этой кинокомедии".

Однако более того расположение Сталина не спасло Орлову от того, чтобы как-то раз не угодить "распятой" на страницах газеты "Советское искусство". Случилось это в июне 1938 года. Причем предшествовали тому не менее драматичные события.

Став завсегдатаем богемных пиршеств, славившихся разнообразием снеди и выпивки, Орлова вскоре потеряла ощущение меры. Она в такой степени пристрастилась к алкоголю, что к возвращению Александрова с работы бывала уже пьяна, в одиночку осушив немного рюмок вина. Именно тогда их брак дал первую трещину.

Каким образом Александрову удалось спасти жену от пагубного пристрастия, остается загадкой. Скорее всего он легко пригрозил ей загубленной карьерой, которая для Орловой вечно была превыше всего. Короче, с возлияниями она покончила. Однако вскоре случилась новая скорбь.

Летом 1938 года "звездная" чета решила выстроить себе дачу во Внукове, а это возведение стоило больших денег. Надо было получать, причем как разрешено быстрее. И Орлова нашла выход. В те годы она нередко гастролировала по стране с творческими вечерами; ее концертная ставка по сравнению с другими артистами была достаточно высокой - 750 рублей. Однако в создавшейся ситуации этих денег актрисе не хватало. Поэтому в апреле того года, устраивая свои гастроли в Киеве, она потребовала оплачивать ей за концерт... 3300 рублей. Сумма была астрономическая, но Орловой пошли навстречу. И ей это понравилось. В следующем месяце она должна была приехать с концертами в Одессу и установила новую цену на свои выступления - 3000 рублей, не считая проездных, суточных и т. д. Однако тут ее ждало разочарование. Руководство Одесской филармонии отказалось трудиться с Орловой на таких условиях, сославшись на нехватку денег. Но Орлова нашла выход и из этой ситуации. Она связалась с председателем месткома филармонии и договорилась о проведении концертов с ним. В результате за восемь концертов ей должны были уплатить 24 тысячи рублей.

Пускаясь во все тяжкие с целью строительства дачи, Орлова, видимо, была уверена в том, что подобное "левачество" сойдет ей с рук. Но ей не повезло. Эта история дошла до ЦК, и было принято вывод знаменитую артистку осадить. 10 июня в газете "Советское искусство" появилась статья под названием "Недостойное поведение". После чего Орлова ушла в тень, а Александрову, несмотря на его связи, стоило большого труда не дать в обиду свою супругу от дальнейших нападок. В конце концов эта история удачно забылась. "Звездная" чета достроила свою двухэтажную дачу, а в 1939 году начала к очередным съемкам.

Основой для нового фильма стала пьеса В. Ардова "Золушка", в которой рассказывалось о том, как неграмотная, но трудолюбивая девица Таня, приехав из деревни в град, сумела дорасти сперва до знатной ткачихи, а потом и до народного избранника Верховного Совета. Картина должна была именоваться как и пьеса, и все-таки Сталин это наименование забраковал. Он сам составил список из двенадцати приемлемых, на его точка зрения, названий и отослал Александрову. Тот выбрал "Светлый путь". "Главкинопрокат" это огорчило: там уже заблаговременно приготовили рекламные духи и спичечки с названием "Золушка".

Приступая к съемкам каждого своего фильма, Орлова пыталась как не возбраняется глубже зайти в образ персонажа. Для этого она на некоторое время практически перевоплощалась в него. Так, перед съемками "Волги-Волги" Орлова немного дней ходила по городу с сумкой письмоносицы и разносила по домам почту. Перед съемками "Светлого пути" актриса три месяца проработала в Московском научно-исследовательском институте текстильной промышленности под руководством стахановки-ткачихи О. Орловой.

В различие от других тогдашних звезд советского кино (М. Ладыниной или Т. Макаровой), Орлова более того в ролях простых советских тружениц несла в себе "голливудское" начало, была кукольно красива (ее подъем был 1 м 58 см, талия - 43 см) и музыкальна. Несмотря на то что доля зрителей как раз за эту чужеродность не любили Орлову, и все-таки цифра горячих поклонников актрисы было существенно больше. Среди женского населения тогдашнего СССР более того появилась душевная хвороба, которую медики нарекли синдромом Орловой. Она выражалась в маниакальном желании во всем походить на знаменитую актрису (для этого поклонницы сознательно высветляли себе волосы) и причислении себя к ее близким родственникам - сестрам, дочерям и т. д.

Мало кто знает, но в конце 30-х годов Орлова снялась и в одном из первых советских кинодетективов. В 1939 году на экраны страны вышел кино режиссера А. Мачерета "Ошибка инженера Кочина", в котором Орловой досталась отрицательная образ Ксении Лебедевой.

Успешной карьере Орловой способствовало то, что к ней восторженно относился сам Сталин.

В 1941 году, практически перед самой войной, Орлова была удостоена Сталинской премии за участие в двух фильмах: "Волга-Волга" и "Светлый путь". А следом началась махаловка. Ее начало застало актрису и ее мужа в Риге. Оттуда они трое суток под бомбежками добирались сперва до Минска, после этого до Москвы. Здесь "звездная" пара не сидела сложа руки. Александров, как и многие мужчины, записался в отряд противовоздушной обороны, дежурил на крышах. Во время одного такого дежурства, в августе, он чуть не погиб: взрывной волной его перебросило с одной секции крыши на другую. Александров получил контузию и серьезное повреждение позвоночника.

Как режиссер он снял тогда "Боевой киносборник © 4", в котором Орлова выступила в качестве ведущей. Когда фашисты подошли к самым подступам столицы и в городе началась паника (16 октября), кому-то из высоких начальников пришла в голову мысль: чтобы утихомирить обитателей, нужно расклеить на стенах гастрольные афиши Орловой. И реально, на многих эти плакаты подействовали отрезвляюще - если сама Орлова в городе, городок не сдадут, робеть нечего.

И все же осенью 1941 года Орловой и Александрову пришлось оставить Москву. Хотя "Мосфильму" было предписано эвакуироваться в Алма-Ату, они отправились в Баку, где Александров стал директором и художественным руководителем местной киностудии. Вскоре он начал к съемкам фильма под названием "Одна семья". Однако на экраны он тогда так и не вышел. Приемочная комиссия, просмотревшая его, вынесла безжалостное резюме: "кино слабо отражает борьбу советского народа с немецкими оккупантами". И картину положили на полку. Единственный эпизод подобного рода в карьере известного режиссера и его не менее прославленной жены.

В 1942 году Орлова с гастролями посетила Тегеран, где имела оглушительный фарт. Она стала первой советской актрисой, которую признали на Востоке.

После войны карьера "звездной" пары удачно продолжилась. В 1946 году супруги уехали в Чехословакию, где на студии "Баррандов" сняли новую комедию - "Весна". Орлова сыграла в ней безотложно две роли - ученой Никитиной и актрисы Шатровой. Однако съемки картины чуть не закончились уныло. Однажды Александров, Орлова и артист Н. Черкасов (он ещё играл в фильме одну из центральных ролей) возвращались на машине со работы. Дорога была мокрой, и на одном из поворотов авто выбросило в кювет. В результате Александров получил перелом ключицы, у Черкасова было поранено физиономия, выбито немного зубов. Сидевшая на заднем сиденье автомобиля Орлова на практике не пострадала. Однако съемки картины пришлось стопануть, так как двое участников фильма очутились в больнице. Но все обошлось. В 1947 году "Весна" вышла не только на экраны СССР, но и за рубежом. В том же году кино демонстрировался на фестивале в Венеции, где Орлова получила особый приз за осуществление лучшей женской роли (с ней эту награду тогда поделила И. Бергман). Успех сопутствовал фильму и в Марианске-Лазне в августе 1947-го, и в Локарно в июле 1948 года.

Стоит пометить, что уже во время работы "Весны" Орлова явственно почувствовала, что ее время в кинематографе иссякает. Ей требовалось новое местоположение для приложения своих творческих сил, и этим местом должен был сделаться театр. Конкретно - Театр имени Моссовета. Видимо, чтобы облегчить своей супруге приход в него, Александров пригласил в "Весну" немного актеров этого театра. Р. Плятт и Ф. Раневская сыграли в фильме главные роли, а режиссера театра И. Анисимову-Вульф Александров сделал своей помощницей на съемочной площадке.

Первой ролью Орловой на сцене Театра имени Моссовета стала образ Джесси Смит в спектакле "Русский вопрос" по пьесе К. Симонова. По словам режиссера Ю. Завадского, Орлова сначала вела себя на репетициях наивно, не схватывала образ в целом, репетировала кусками. Однако в дальнейшем актриса сумела совладать с собственной беспомощностью и превосходно сыграла в спектаклях "Сомов и другие" (Лидия), "Кукольный дом" (Нора) и др.

Последние годы правления Сталина Александров и Орлова практически купаются в лучах славы. В 1948 году Александров получает звание народного артиста СССР, в 1950 году его сообща с супругой награждают Сталинской премией за кино "Встреча на Эльбе" (в нем Орлова впервой со времен "Цирка" играла иностранку - американку Джанет Шервуд).

С этой картиной связан единственный занятный момент. Когда кино был на все сто смонтирован, его показали членам Политбюро. Решающее словечко, как вечно, было за Сталиным. Когда в зале зажегся свет, он повернулся к Александрову и посоветовал ему вырезать из фильма момент пьяного разгула в американском офицерском клубе (в этом эпизоде разошедшийся Эраст Гарин срывал со стола скатерка, под безудержный джаз танцевали полуголые девицы). Свою просьбу Сталин мотивировал просто: "В этом эпизоде вы, приятель Александров, скрыто для себя пропагандируете "америкосский образ жизни". И тот самый момент из фильма вырезали. Однако каково же было изумление Александрова, когда во время очередных ночных посиделок на даче у Сталина тот сообщил, что в текущее время они пройдут в просмотровый зал и увидят фрагмент, тот, что не вошел в кино "Встреча на Эльбе". Это был момент пьяного разгула.

Между тем с 1951 года Александров начинает преподавать во ВГИКе, тогда же получает звание профессора, а в 1954 году вступает в КПСС. Вместе с женой он разъезжает по миру, всем своим видом демонстрируя торжество советской демократии. В личных друзьях кинозвезд числятся многие мировые знаменитости, в частности Чарли Чаплин. Однако в самом СССР у этой "звездной" пары на практике нет настоящих друзей. Может быть, оттого все встречи Нового года они предпочитали проводить на пару. Проходили они одинаково: за десять минут до боя курантов супруги выходили из дома во Внукове (улочка Лебедева-Кумача, 14), поздравляли дружбан друга, целовались и молчаливо стояли, держась за руки. Затем гуляли по парку.

Еще при жизни Орловой многие фиксировали, что про нее ни в жизнь не ходило грязных сплетен. Ее союз с Александровым был в такой степени прочен и идеален, что ни одна худая молва к ним не приставала. В связи с этим разрешается пометить более того эдакий беспрецедентный нюанс в биографии актрисы: ни в одном фильме ее героини ни с кем не целуются!

Между тем уже тогда посреди киношной братии ходили разговоры о том, что великая влюбленность Орловой и Александрова не что иное, как сказка, которую они сами усиленно пестуют. Во всяком случае, многие из тех, кто бывал в их доме, удивлялись тому, что супруги спят на разных кроватях в разных комнатах, обращаются товарищ к другу только на "вы". Хотя полностью очевидно, что подобные разговоры вели завистники "звездной" четы, которых завсегда было предостаточно.

Практически всю свою кинокарьеру Орлова боролась за то, чтобы глядеться на экране красивой. С годами это превратилось капельку ли не в маниакальную хвороба. Александров, снимая ее, прибегал к различным ухищрениям: в частности, он с помощью специальной подставки поднимал её стул, чтобы камера светила ей в физиономия. Таким образом, свет разглаживал ее морщины, которых с возрастом становилось все больше. Когда и это перестало пособлять, Орлова (по-видимому, одна из первых советских киноактрис) стала прибегать к пластическим операциям. Из своих поездок за рубеж она привозила не только редкие по тем временам туфли на прозрачных каблуках, но и особый крем для лица и рук (руки у нее испортились ещё в юности). Именно из страха показаться некрасивой Орлова панически боялась фотографироваться, постоянно скрывала и свой подлинный возраст. Когда в феврале 1972 года ей исполнилось 70 лет, она лично попросила высоких начальников ни в коем случае не упоминать ее возраст. Поэтому ни в одной газетной и журнальной статье, ни в одной телепередаче истинная причина внимания к актрисе так и не была упомянута.

Кроме этого, звездочка советского экрана всю существование мучилась светобоязнью, почему на окнах ее квартиры постоянно были задернуты плотные портьеры. Судя по всему, эта боязнь появилась у нее в конце 20-х, когда арестовали ее первого мужа, в 30-е годы хворь укрепилась. Из тех же времен к ней пришла и бессонница, которой она мучилась всю бытие.

В последние 20 лет своей жизни Орлова на практике перестала сниматься в кино. В 1959 году Г. Александров снял кино "Русский сувенир", где она получила главную образ (Варвара Комарова), и все-таки кино с треском сгинул.

Но если раньше невезуха сходила режиссеру с рук, то ныне времена изменились. В "Крокодиле" появился фельетон, посвященный фильму, под названием "Это и есть специфика?". Тут же, как по команде, и в других изданиях стали являться критические статьи. Дело зашло так в отдалении, что товарищи Александрова вынуждены были обозначиться в защиту режиссера. В "Известиях" появилось сообщение в его поддержку за подписями П. Капицы, Д. Шостаковича, С. Образцова, Ю. Завадского и С. Юткевича. Нападки на Александрова прекратились, при всем при том снимать следом этого он на практике перестал.

Перестав сниматься в кино, Орлова продолжала игрывать на сцене Театра имени Моссовета. В мае 1963 года в Ленинграде состоялась премьера спектакля Театра имени Моссовета "Милый лжец" (постановка Г. Александрова), в котором Орлова сыграла главную образ - Патрик Кэмпбелл. Затем образ мадам Сэвидж в спектакле "Странная мадам Сэвидж". Вскоре Завадский отдал эту образ В. Марецкой, и Орлова "сошла с дистанции".

В начале 70-х годов Александров неожиданно решил возвратиться в огромный кинематограф и начал к съемкам фильма по собственному сценарию. Картина называлась "Скворец и Лира" и рассказывала о судьбе двух советских разведчиков (их роли в фильме сыграли Александров и Орлова). Однако фатум этого фильма сложилась печально: художественный совет киностудии посчитал его в такой степени слабым и невыразительным, что в прокат он так и не попал. Эта невезуха совершенно подточила и без того слабое самочувствие Орловой. Вскоре она попала в Кунцевскую больницу. У нее начались безумные боли в почках, и Орлова считала, что у нее обнаружились камни. Однако подлинный диагноз оказался куда страшнее - рак поджелудочной железы. Врачи обнаружили метастазы и рассказали всю правду Александрову. А он попросил их ничего не произносить жене. "Пусть думает, что у нее камни". Врачи так и сделали и более того для убедительности своих слов вручили актрисе камни, извлеченные во время операции у другого пациента.

В последние немного месяцев перед смертью Орлова металась в поисках пьесы, с которой она могла бы достойно оставить со сцены и из жизни. Пьеса так и не нашлась. 23 января 1975 года, в день рождения своего мужа, Орлова неожиданно потеряла разум. Ее отвезли в Кунцевскую больницу, где сквозь три дня она скончалась. В день ее рождения - 29 января (по старому стилю - 11 февраля) - Любовь Орлову предали земле.

После смерти жены Г. Александров прожил ещё восемь с половиной лет. Он пережил кончина своего сына - бывшего Дугласа, а в настоящее время Василия Александрова, которому было всего 50 лет, - и оформил брак с его женой Галиной, для того чтобы покинуть ей родное немалое наследство. В 1983 году (совместно с режиссером Е. Михайловой) он успел произвести документальный кино "Любовь Орлова", потом выхода которого, видимо, посчитал свою миссию на земле выполненной. 16 декабря того же года он скончался в возрасте 80 лет. Похоронили его на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой Л. Орловой.



Нравится

Комментарии:

В этом разделе пока нет сообщений. Ваш комментарий будет первым.

загрузка...